Команда действующего Президента Зеленского хоть и поздно, но поняла, что в условиях войны со всеми, Владимир Зеленский может быть снят с поста Президента Украины без импичмента – как в случае с Виктором Януковичем. И именно Владимиру Зеленскому понадобилось через семь лет признать «самоустранение» Януковича незаконным – чтобы осложнить такие же действия против Зеленского в ближайшем будущем.

Поддержки и давления на оппонентов Владимира Зеленского внутри Украины со стороны ведущих стран и международных организаций также не будет – с их помощью удержаться у власти не получится, поскольку:

1. Все предвыборные обещания по мирному урегулированию ситуации на Донбассе и нормализации отношений с Россией президент Украины Владимир Зеленский не выполнил, украинизация и давление на русскоязычных граждан усиленно продолжаются, Минские соглашения полностью не выполняются.

2. Не выполнены взятые на себя обязательства в рамках Нормандского формата – доверие Франции и Германии обмануто.

3. Зеленскийм и его командой полностью игнорируются ключевые требования США, включая реальную борьбу с коррупцией и привлечение украинского олигарха Игоря Коломойского к уголовной ответственности за разворовывание Приватбанка с отмыванием денежных средств в США.

4. Обязательства перед МВФ вообще не выполнены.

5. Ключевые обязательства перед ЕС не выполнены.

Растут постоянно тарифы по ЖКХ, масштаб коррупции увеличился во много раз, продолжается развал системы здравоохранения по реформе Супрун, ключевые предвыборные обещания не выполнены, пятый президент Петр Порошенко не сидит в тюрьме, и в данной ситуации былой поддержки населения Владимиру Зеленскому уже не получить – динамика падения президентского и партийного рейтингов “Слуги народа”  свидетельствует о данном факте.

Пока близкое окружение президента Зеленского утверждалось в мысли, что необходимые голоса в Верховной Раде Украины для импичмента не соберут никогда, оппоненты стали продвигать другой сценарий, а именно другое основание по Конституции Украины для отстранения Владимира Зеленского с поста Президента – ввиду наркозависимости и неспособности в связи с этим выполнять обязанности Президента Украины.

Никто из основных заинтересованных лиц  не будет сильно заморачиваться нереальными процедурами по закону об импичменте, и, в данной ситуации, прорабатывается снятие Зеленского с поста Президента по заключению простого медицинского консилиума – ввиду отсутствия законодательного регулирования процедуры признания Президента неспособным выполнять свои полномочия по состоянию здоровья.

Напоминаем языком оригинала норму ст 108 Конституции Украины: Повноваження Президента України припиняються достроково у разі:

1. Відставки;
2. Неспроможності виконувати свої повноваження за станом здоров’я;
3. Усунення з поста в порядку імпічменту;
4. Смерті.

То есть кроме смерти, отставки и импичмента, есть ещё такое основание по п 2, как неспособность исполнять свои полномочия по состоянию здоровья.

Аппарат Минздрава не контролируется Офисом Президента: определяющее влияние на министра и окружение имеет Сергей Лёвочкин – недовольный отказом Зеленского признать мэра Киева Виталия Кличко преемником и развязанной войной за Киев.
Среднее звено Минздрава набито грантоедами-соросятами и ориентировано на истеблишмент США.

В условиях, когда «реформа» здравоохранения Уляны Супрун не отменена, и пока еще действует, вся медицинская элита Украины настроена против действующего президента Украины Владимира Зеленского и приведённых им «Слуг» – хапуг от медицины как Михаил Радуцкий, додумавшегося продать запас ватно-марлевых повязок из госрезерва в начале пандемии COVID19 и затем задерживавшего в 2020-2021 годах выделение и так скудного финансирования НСЗУ с целью стимулирования оттока врачей и пациентов в частную медицину.

Если инфекционные отделения и больницы в Украине частично спасла пандемия коронавируса, то психиатрическим отделениям и больницам повезло меньше, и, как следствие, многим украинским психиатрам хотелось бы выписать от души заключение, чтобы «літаки летять – будем всіх бомбить» и «Не всі представники людей люди. Є особи, я так вважаю.» закончилось помещением на принудительное лечение в Днепропетровскую психиатрическую больницу строгого режима – есть такое устойчивое мнение в профессиональном сообществе.